Политико-дипломатическое противостояние в 1945 – 1991 годах на уровне широтного противоборства

Международные отношения в 1945 – 1991 годах характеризовались чётко выраженной двухполюсной структурой: на геополитическом уровне соперничали между собой США и СССР.

Линии их противоборства оставались традиционными для исторического противостояния центров силы на территории Евразии: только сухопутное могущество теперь олицетворяет СССР, а вот центр морского могущества переместился «за океан», в США. Во всём остальном ничего не изменилось: спор шёл за преобладание в самом важном с геополитической точки зрения регионе берегового пояса Евразии – в Европе. Традиционное обозначение этого противостояния - «холодная война». Оно оказалось гораздо более глобальным, чем это ожидали в начале «спора» основные игроки и приобрело мировые масштабы.

Обратим внимание на тенденции политико-дипломатического противостояния в период 1945-1991 годов.

1. США осуществляли широтную экспансию осознанно, их основной задачей стало истощение нового центра послевоенной евразийской интеграции - Советского Союза.

Внешняя политика США была «корыстной», но на рассматриваемом этапе отражала и объективные интересы американского социума. В частности, американцы агрессивно и напористо отстаивали для себя рынки сбыта, которые не могли существовать вне сферы рыночной экономики.

Выражалось это в следующем.

Во-первых, внешняя политика на этом направлении приобретает прагматические очертания и формулируется в виде доктрины «связи звеньев».

Исходили американские политики из идеи истощения - «стратегии анаконды» - ещё XIX века. Осовременил эту установку Генри Киссинджер (1923 г. р., госсекретарь США в 1973-77 гг.), предложив реализовывать её в виде алгоритма «связи звеньев», то есть окружения СССР, центра интеграционных процессов в Евразии, поясом недружественных ему держав. Советский Союз будет «распыляться» и проиграет.

С разной степенью успешности весь рассматриваемый период США создавали свои «центры силы» по всему береговому сектору Евразии, но, поскольку примирить противоречия стран-участниц было сложно, блоки периодически распадались. Определяющую роль играло двухстороннее сотрудничество.

Во-вторых, именно Советский Союз и становится главным врагом для стран англо-саксонского лагеря, экономическому и военному противостоянию с этой страной уделялось первостепенное внимание.

Де-факто противостояние США и СССР в свете уже рассмотренных выше противоречий началось ещё в годы собственно Второй мировой войны, де-юре было обозначено так называемой «фултоновской речью» 1946 года У. Черчилля о «железном занавесе», который «упал» на Восточную Европу. Запад оправданно рассматривал СССР как страну, которая «заражает» своей болезнью другие государства. В Европе социализм «по собственному желанию» никто, конечно, строить бы не стал, потому что нерыночная система перераспределения национальных ресурсов просто не могла обеспечить привычный для европейского «среднего класса» уровень жизни. Даже в Восточной Европе, которая всегда была «победнее».

Политический истеблишмент США чётко отождествлял «точку силы», которая цементировала «социалистический лагерь», с Советским Союзом. В результате по принятому в 1950 году в США секретному документу СНБ-68 на вооружение тратилось 20% национального бюджета. Расчёт был правильный и простой: даже примерное равенство позиций выгодно США, экономика этой страны гораздо мощнее советской, СССР не выдержит экономического соревнования и рухнет. Что, в общем-то, в итоге и случилось.

В-третьих, политическое руководство США быстро формулирует свою концепцию «ограниченного суверенитета» в виде «доктрины Трумэна» на основе идеи антикоммунизма.

У страны, которая намеревается воплощать свои «угрозы» в практику конкретных политических достижений, должен быть реальный алгоритм действий. В рассматриваемый период глобального противостояния таким инструментом и у США, и у СССР стали собственные концепции «ограниченного суверенитета». Такая концепция – это «повод» для вмешательства во внутренние дела другой страны. Примечательно, что США здесь СССР намного опередили.

Уже в марте 1947 года, выступая в Конгрессе, новый президент США Г. Трумэн заявил, что его страна будет повсеместно бороться с советским влиянием, потому что мир уже поделился на два лагеря: лагерь «свободы» и лагерь «коммунистической диктатуры». На момент выступления поводом для американской помощи могли стать или угроза прокоммунистического восстания (как в Греции), или «прямая и явная» угроза военной интервенции (как в Турции). В дальнейшем «набор гарантий» расширился.

В-четвёртых, концепция «ограниченного суверенитета» США в виде «доктрины Трумэна» применялась как в форме косвенного, так и прямого противодействия влиянию СССР.

Относительно удачный пример косвенного противодействия: поддержка деньгами и оружием в 1979-1989 годах в Афганистане антиправительственных сил.

Открытое военное вмешательство США во внутренние дела других стран приводило к гораздо более противоречивым последствиям.

Война в Корее 1950–1953 гг. (своё вмешательство США осуществляли под эгидой ООН) разделила социум этой страны на две части. Потери США, даже по Рейгану, составили 54 тысячи.

Война во Вьетнаме 1964–1973 годов для США закончилась военным поражением: 58 тысяч американских военнослужащих не вернулись домой.

И это при том, что в обоих случаях осуществлялась тактика «тотальной войны»: число жертв среди гражданского населения в разы больше боевых потерь.

2. Никакой осмысленной широтной экспансии Советского Союза не было, это государство вынуждено было в годы «холодной войны» довольно неудачно обороняться, чтобы только защитить то, что получило по итогам Второй мировой и, пользуясь случаем, играть на возникающих в разных регионах мира противоречиях.

Советский Союз был государством наднациональным. Официально формировалась «новая социальная общность – советский народ». Этот социальный эксперимент окончился полным крахом – в 90-е годы советский интернационализм выплеснулся гнойной раной русофобии, во всех бывших советских республиках антирусские настроения стали точкой отсчёта по консолидации националистического истеблишмента.

Никакой социальной базы у партии большевиков никогда не было. Всё держалось на том, что СССР был закрытой системой; социум великороссов оказался сильно урбанизированным, кроме того, был обескровлен социальными экспериментами по построению социализма, репрессиями, неэффективными методами ведения Великой войны (только демографическая убыль населения после Великой отечественной войны 1941-45 гг. примерно 44 млн. человек). И это при том, что официальные боевые потери у нас чуть ли не один к одному с Германией. Таким образом, Советский Союз был государством антирусским, его политика основывалась на геноциде великороссов. И это единственное, в чём он преуспел.

Сравним тоталитарные режимы Советского Союза и нацистской Германии: в чём принципиальная разница (кроме, конечно, того, что СССР самую главную для себя войну всё-таки выиграл)? Нацистский режим был пронемецким: именно немцы провозглашались «первосортными», «расой сверхгоспод», в их интересах нацистский режим осуществлял социальную политику, развивал инфраструктуру, обещал дальнейшие выгоды после завоевания мирового господства. Поэтому у Гитлера в Германии была широкая социальная база. Что сделал Советский Союз для великороссов: само слово «русский» было ругательным, культура после коллективизации, раскулачивания, разрушения православия была уничтожена, уровень жизни в РСФСР был ниже, чем в союзных республиках. Великороссы были расходным, строительным материалом. Шел обратный естественный отбор: «все, кто за линию фронта за «языком», - погибли; остались только те, кто с буханкой хлеба – через проходную».

Всё это говорит о том, что никакой внешней политики по защите национальных интересов у СССР быть не могло, потому что самих этих национальных интересов никогда не было (если, конечно, не считать продажу за бесценок сокровищ Эрмитажа). Таким образом, внешняя политика крупнейшей страны мира осуществлялась в интересах партноменклатуры (геронтократии – «власти стариков»), антирусской по своим основным настроениям, была субъективна.

Во-первых, СССР также пытался бороться за мировое преобладание, но его политика была противоречивой, потому что идеи о мировой пролетарской революции и кризисе капитализма (называлось три этапа) формулируются ещё большевиками и в послевоенный период они безнадёжно устарели.

Парадокс в том, что нерыночный, то есть по определению неэффективный тоталитарный режим противопоставлял себя всему остальному «капиталистическому» миру. Позиционировал он свои мероприятия как создание «социалистической системы». Даже США, богатейшая и сильнейшая держава мира, не занимались созданием «системы», они её только охраняла. При этом надо ещё было демонстрировать, что при такой системе «жить стало лучше, жить стало веселей». Такая политика была просто нереальной.

Характерно, что, кроме организации просоветского военного Варшавского договора (ОВД) в Европе в 1955 году, СССР вообще больше никаких военных блоков не создал, сил не хватило. Проблемы решались в формате развития двухсторонних связей.

Во-вторых, сама победа Советского Союза во Второй мировой войне усилила советскую власть и тем ещё больше обесценила исторические достижения социума великороссов на мировой арене.

Во всех странах Европы, в том числе и в Европе Восточной, всегда были диаспоры и прослойки интеллигенции, которые ориентировались на развитие связей с Россией, центром славянского мира. Политический режим СССР все эти связи разрушал. Неслучайно Российская империя до сих пор государство «бесхозное», у него нет исторического преемника.

Например, мы отказались от поддержки сербов на Балканах, променяв их на социалистический режим Тито в Югославии, с которым, кстати, Сталин быстро поссорился. Отказ от целых страниц своей истории привёл наш социум в никуда: у нас не осталось друзей, нас окружают страны, которые даже государственность получили из рук России, а теперь призывают к расправе над ней.

Всё это как раз связано с акцентами государственного строительства, которые были положены во главу угла существования СССР как наднационального и антирусского государства. Величайшей трагедией нашей истории следует признать тот факт, что в годы Второй мировой войны в Красной Армии сражался миллион этнических немцев, а против СССР воевал 1 миллион 200 тысяч «русскоговорящих» людей. И это при том, что немец и русский должны были быть «братьями навек».

В-третьих, из-за некомпетентности советского истеблишмента, возможности такого инструмента международного влияния, как собственная концепция «ограниченного суверенитета», СССР фактически не использовал.

В чётко сформулированном виде советской концепции «ограниченного суверенитета» просто не было. Тем не менее, считается, что как раз накануне пражских событий 1968 года советский лидер Брежнев озвучивал внешнеполитические установки СССР (11 июля в Варшаве, 3 августа в Братиславе), которыми он будет руководствоваться в кризисной ситуации и которые условно получили название «доктрины Брежнева». Эта «доктрина» отрабатывается по крайней мере к 1968 году и в упрощённом виде её можно свести к слогану «дело и судьба социализма в каждой стране есть дело и судьба всех стран социализма». Установка эта носила сугубо оборонительный характер, Советский Союз после Сталина отказался от открытой экспансии и делал ставку на использование противоречий внутри самой «капиталистической» системы.

В-четвёртых, как косвенное, так и прямое противодействие влиянию США было неэффективным из-за того, что советская идеология была фальшивой и противоречивой.

Так же, как и США, Советский Союз стремился к распространению своего влияния. Во Вьетнаме мы верно «разобрались в векторах национально-освободительного движения». В Афганистане просто «хотели как лучше, получилось как всегда». При этом были потрачены колоссальные ресурсы.

Связано это было с тем, что уже в 60-70 годы XX века было очевидно, что социализм – это тупиковый вариант социально-экономического развития. Советский Союз использовали как источник получения средства в обмен на уверения о выборе социалистической ориентации, хотя «с первого взгляда было ясно», что никакой социализм в странах периферийного капитализма построить нельзя в принципе. Отсюда парадокс внешней политики СССР: себе в убыток, но этот политический режим действительно стал своеобразным бустером (ускорителем) национального развития целого ряда пограничных социумов.

По нашему мнению, все изменилось после того, как в СССР ушло из жизни поколение фронтовиков. Эти люди отдали за победу всё, что у них было. Отрицание важности этой победы перечёркивало весь их жизненный путь, делало саму эту жизнь бессмысленной. Никто не мог этого сделать, пока они были живы. Советский Союз на этом этапе существования уважали и ещё боялись. Это поколение действительно «ушло непокорённым».

На смену им пришло «поколение проигравших». К 1985 году наблюдается явная вестернизация правящей партноменклатуры СССР и её полнейшая геополитическая дезориентация. Люди, которые управляли крупнейшей страной мира, предали «веру своих отцов», набили карманы деньгами и разбежались, как тараканы.

3. Главным «полем битвы» «холодной войны» в контексте широтного противостояния для США и СССР стала именно Европа, где США решили все стоящие перед ними задачи и добились несомненных успехов.

Западная Европа экономически была самым мощным регионом планеты, контроль над этим регионом обеспечивал несомненные геополитические преимущества в ходе «холодной войны». И США сделали всё, чтобы и не упустить Европу и из сферы своего влияния, и всячески затруднить её возможности по дальнейшей интеграции.

Во-первых, США закрепили своё военное доминирование в Европе, организовав в 1949 году военный блок НАТО.

Условия договора были «не жёсткие»: если нападению подвергалась одна из стран-участниц, другие автоматически в конфликт не вступали.

Во-вторых, США закрепили и своё экономическое доминирование в Европе, запустив «план Маршалла».

Инициатором программы выступил госсекретарь США в 1947-49 гг. Джордж Ма́ршалл. Исходил из того, что разрушенной после войны Западной Европе надо помочь, «перезагрузить систему», чтобы рыночные механизмы заработали вновь. В 1948-52 годах Европа получила около 14 млрд долларов и успешно интегрировалась в мировую экономику, где лидирующие позиции пока занимали США.

В-третьих, Сталин, наоборот, совершил фатальную геополитическую ошибку и стал создавать «социалистический лагерь» в Европе.

При этом система подавалась не как плата за фашистское прошлое Восточной Европы, а преподносилась как осознанный выбор, сделанный самими этими народами, которые стояли на «развилке» своей истории. Очень быстро выяснилось, что советский режим не может быть эффективным, во всех странах Восточной Европы идёт череда политических и экономических кризисов. Однако СССР не смог в такой ситуации оговорить себе какие-то права в регионе, его действия расценивались внутри самих этих стран как агрессия.

Так, кризис в Венгрии 1956 года был вызван провальной экономической политикой советского марионеточного режима на территории этой страны и «разборками» внутри правящего истеблишмента. Однако СССР упустил развитие ситуации из-под контроля, допустил сведение счётов внутри правящей верхушки. В итоге в стране, на территории которой стояли советские войска, последовал социальный взрыв. Активно работали западные спецслужбы, которые вмешались во внутренние дела этой страны и открыто призывали к свержению существующего политического режима, а из-за границ, которые были открыты, потоком шло оружие. В итоге часть населения удалось радикализировать, что вызвало всплеск насилия с обеих сторон. В октябре-ноябре 1956 года премьер-министром ВНР становится Надь Имре (1896 - 1958), который не только жил и учился в СССР, но и являлся в своё время агентом НКВД по кличке «Володя». Пытался озвучить нереалистичную программу по мирному урегулированию конфликта, чем только всех ещё больше пугал. Но советские структуры проглядели точку невозврата, последовали нападения на военные городки, где жили семьи офицеров. Наконец, наше руководство два раза вводило и выводило войска из Будапешта, чем окончательно дезориентировало всех. Ситуацию удалось «урегулировать», только утопив её в крови: исторический центр Будапешта, красивейшего города Европы, был сильно разрушен, 2500 венгров погибло, 840 депортировано в СССР, сам Надь был казнён (повешен за государственную измену). А официально всё это выглядело как трудности «построения социализма» в стране народной демократии, где правящий режим имеет «всенародную поддержку».

Наконец, у нас в тяжелейших уличных боях погибло 670 военнослужащих, 50 пропало без вести. Однако, и это самое циничное, ещё около 200 наших советских солдат и офицеров было потом репрессировано, потому что они отказывались воевать со своими «братьями», венгерскими пролетариями. В какой ещё стране мира крайними всегда оказываются «свои»?

Мировое сообщество восприняло события 1956 года сдержанно: видимо, у всех в памяти ещё были свежи воспоминания, кто победил Гитлера. Международное коммунистическое движение СССР вообще поддержало.

Ещё более противоречивой выглядела ситуация во время чехословацкого кризиса 1968 года (5 января – 20 августа), так называемой «Пражской весны». Накануне этих событий советское руководство в лице Брежнева в Варшаве и Братиславе уже недвусмысленно озвучивало свою «концепцию» «ограниченного суверенитета». Но Советский Союз перестали бояться, тем более, что руководство ЧССР хотело «всего-то» построить «социализм с человеческим лицом». Инициатор этих мероприятий, первый секретарь ЦК КПЧ в январе 1968 – апреле 1969 года Ду́бчек Александр (1921 - 1992) тоже, кстати, жил и учился в СССР. Как мог Советский Союз так «мониторить» ситуации в подконтрольных ему странах, непонятно. Руководство Чехословакии долго и настойчиво убеждали не строить «нового» социализма. Но они нашли в себе силы на политическое сопротивление ненавистному советскому давлению. Вот в 1939 году с Гитлером Чехословакия воевать не стала.

Советский Союз вместе с рядом других стран ОВД вынужден был осуществить военную операцию по отстранению от власти политической верхушки ЧССР. В ночь с 20 на 21 августа 1968 года в страну ввели огромное количество войск. Организованного военного сопротивления никто не оказывал, однако плакаты «Ленин проснись, Брежнев сошёл с ума» понравится нашим военнослужащим, которые противостояли в этой стране «силам реакции», конечно, не могли. Боевые потери советских войск - 11 военнослужащих, а не боевые – 87 человек, настолько масштабными были перемещения. Быстро был достигнут полный контроль над внутренней ситуацией и осуществлена смена политического руководства на просоветское, уже 26 августа было совместное заявление. Дубчека «всего лишь» исключили из партии, и то в 1970 году.

Однако за 10 лет, которые прошли после событий в Венгрии 1956 года, всё на международной арене сильно изменилось, и не в пользу СССР. В нас не плюнул только ленивый. Вроде всё было законно, но от страны победившего социализма отвернулись все - в политическом плане это стало серьёзным ударом по имиджу Советского Союза.

В целом же эти события кардинально для СССР на международной арене ничего не изменили. Однако для стран Восточной Европы именно они, а не постыдное сотрудничество с нацистским режимом, стали точкой «нового» отсчёта их истории, источником постоянно растущего градуса русофобии, открытых призывов к мести.

4. США и СССР пытаются формировать систему международных отношений под свои установки, поэтому она и оказалась половинчатой и неэффективной.

Во-первых, в 1945 году создаётся новая наднациональная структура – Организация Объединённых Наций (ООН).

Есть Совет безопасности из 15 членов, из них 5 постоянных: США, СССР-РФ, Великобритания, Франция, КНР (с 1973 года, до этого момента место было у Тайваня), у этих стран право вето (если кто-то из них не согласен, решение незаконно). Штаб-квартира в Нью-Йорке.

Из-за «холодной войны» эта организация никогда не могла работать на основе консенсуса. В рассматриваемый период существовало две «группировки»: «капиталистическая» (проамериканская) и «социалистическая» (просоветская), которые между собой боролись. В итоге действовал принцип «кто сильный - тот и прав».

Во-вторых, формирование новой системы политических приоритетов произошло на основе западных идеологических принципов.

В 1948 году под эгидой ООН была подписана «Декларация прав человека» в её западном варианте. Это была крупная геополитическая удача США, так как идея правового государства актуальна только для стран «золотого миллиарда», а в СССР вообще существовал неэффективный тоталитарный режим. Очень быстро эти идеи удалось выдать за сумму так называемых «общечеловеческих ценностей». Поведение СССР на мировой арене этому способствовало.

В-третьих, Хельсинский акт 1975 года зафиксировал официальную потерю СССР политической инициативы на мировой арене.

Этот акт подписали США, СССР, Канада, все страны Европы, кроме Албании. Является «базовой нормой» политических взаимоотношений для европейского региона. По итогам переговоров подтверждались послевоенные европейские границы. Специально подчёркивалось, что изменять эти границы с помощью силовых методов нельзя, это противозаконно. Гипотетической экспансии СССР был положен фактический предел. Кроме того, советский истеблишмент вёл себя всё более неадекватно, что выразилось в том, что было зафиксировано явление «диссидентства» (инакомыслия). Статус борцов с советским тоталитарным режимом был официально узаконен самим же Советским Союзом. В дальнейшем это привело к феномену правозащитного бизнеса.

Итак, в рассмотренный период две великие державы «боролись за право улучшать мир, ухудшая его по-своему».